После 2014 года кажется, что более сложной внутриполитической ситуации уже быть не может. Однако ожидания от 2015-го вызывают у многих не меньше опасений. Сохранится ли существующая коалиция? Что может быть после нее? Ожидать ли новой перезагрузки власти на выборах? Приведет ли нынешняя социально-экономическая политика к новым протестам и восстанию? Кого может привести к власти новый Майдан, если он состоится? Все эти вопросы — не абстракция, а вполне вероятная повестка ближайшего года. На них мы получили пять ответов

«Социальные бунты будут весь год»

Игорь Попов, нардеп от Радикальной партии, в прошлом — глава Комитета избирателей Украины:

— На сегодня власть смогла включить в себя всех основных игроков, кроме тех, которые выпали в «Оппозиционный блок» или остались вне парламента. Это, безусловно, обеспечивает устойчивость. С другой стороны, факторами неустойчивости являются в первую очередь катастрофическое состояние экономики, недостаточная политическая воля в проведении реформ и наличие внутри власти минимум трех-четырех претендентов на должность президента. Еще один фактор — напряженность между главным на сегодня олигархом и президентом, что будет выливаться в информационные атаки и уличные акции. Как только риск досрочных президентских выборов станет реальным, вся эта конфигурация власти развалится. Но не думаю, что это случится уже в 2015 году. Следующий год они еще перетерпят вместе.

Хотя варианты возможны. После назначений последних недель можно говорить уже не о двух, а о трех башнях нашего Кремля, поскольку Александр Турчинов является не менее опытным и амбициозным политиком, чем Арсений Петрович и Петр Алексеевич. Поэтому если кошка пробежит между Яценюком и Порошенко, позиция Турчинова может оказаться определяющей. И это может собрать достаточную поддержку в парламенте и в элитах для создания нового союза двух. Более вероятно, конечно, что это будет союз Порошенко и Турчинова, поскольку премьера подвинуть проще, чем президента. Хотя с нашими уличными технологиями шансы Порошенко и Яценюка если и не уравниваются, то близки к этому.

Так или иначе, в этом случае власть возьмет новый союз двух. Что касается «Оппозиционного блока», в 2015-м он останется на положении париев в центральной политике, но имеет хорошие шансы взять власть в регионах компактного проживания своих избирателей — именно под таким брендом, а также под влиянием ностальгии по временам Януковича. Но зато в конфигурацию центральной власти реально включение либо еще большая интеграция групп Еремеева и Хомутынника.

Какими бы ни были перемены внутри власти, они вряд ли приведут к полной ее перезагрузке уже в 2015-м. Поэтому в течение ближайших 12 месяцев я ожидаю только очередных местных выборов. Остальное — досрочные президентские или парламентские — вряд ли уложится в рамки политического процесса одного года.

Отличительной особенностью всего года будут перманентные социально-политические бунты. Винница, Запорожье, другие ожидаемые в ближайшие дни события показывают, что низы уже не могут. И здесь уже вопрос к власти, сможет ли она удержать ситуацию. То ли грамотной информационной политикой, то ли социальными компромиссами, то ли силовыми методами. Это, кстати, не только украинский тренд — вон вся Испания бунтует. И у нас каждая социальная группа, права которой будут нарушаться, будет ехать в Киев. И если ко всему этому подключатся обиженные олигархи и ущемленные политики, то ситуация может привести к акциям неповиновения и захватам админзданий.

Те же не получившие достаточно власти политики и обиженные олигархи способны объединить все протестные настроения, доведя градус бунтов до максимальной величины. Но это не значит, что именно они возьмут власть. Революция не бывает подконтрольной и часто в первую очередь пожирает своих детей. Но каждый раз опыт предыдущих ошибок никого не останавливает.

Впрочем, любая следующая революция победить не может, потому что ее следствием будет демонтаж украинского государства с властью консорциума полевых командиров в центре и региональных элит на местах. Тренд децентрализации идет по восходящей, и на фоне ослабления центральной власти многие могут сделать ставку на усиление своих полномочий на местах вплоть до полного захвата власти. Пример Днепропетровской области, где уже сейчас часто не считаются с Киевом, особо показателен. Даже если не будет революционных событий, нынешняя власть региона на местных выборах возьмет все в свои руки, окончательно легитимизировав взятые ею самовольно полномочия. Подобный пример касается не всех регионов, но в некоторых из них местная элита ярко выражена, и она в состоянии взять в свои руки политическую власть.

«Долго списывать все на Путина не удастся»

Владимир Корнилов, политолог:

— У этой власти вообще нет запаса прочности. Насколько я понимаю, проблемы с дележом полномочий там уже начались. И попытка усиления полномочий СНБО в противовес Кабмину — первый признак этого. Хочу напомнить, что распад «оранжевой» коалиции осенью 2005 года начался именно с этого — с попытки перетянуть одеяло на СНБО. Хочу также напомнить, что секретарем его в тот момент был именно Порошенко. Сейчас история повторяется. Только противостояние Порошенко — Тимошенко будет заменено противостоянием Турчинов — Яценюк. Думаю, видимые конфликты внутри власти начнутся уже зимой. А весной, скорее всего, произойдет резкая ее переконфигурация.

Какой она будет? Точно не с участием оппозиции, потому что в Верховной раде пока что я этой «оппозиции» не вижу. Но борьба различных лагерей началась в нынешнем парламенте с самого начала. Думаю, Порошенко попытается переписать Конституцию и усилить свои полномочия, а за этим последует резкая реакция Яценюка и его политсилы. К нему радостно присоединятся многие.

Приведет ли парламентский коллапс к перезагрузке власти уже в 2015 году? Тут можно только гадать на кофейной гуще, так как данный ответ зависит и от субъективных факторов. В частности, от того, чем закончится борьба между президентом и премьером, парламентом и СНБО, Россией и США. Я не сомневаюсь, что этот парламент не доживет до конца своих полномочий, я уверен, что очень скоро состоятся досрочные выборы и президента, и Верховной рады — просто потому, что их выбор не отражает выбор украинского народа. Но состоятся эти выборы в 2015 или в 2016 году, это, подчеркну, зависит от множества обстоятельств.

В том числе от уже зреющего социального бунта. Первые забастовки уже начались. И это только цветочки, ягодки будут впереди. Трудно представить себе страну, в которой социальные гарантии урезают более чем на четверть, реальные зарплаты и пенсии падают более чем вдвое, предприятия останавливаются одно за другим, люди лишаются всего, и при этом в стране — полная тишь и благодать. Длительное время все социальные беды на Путина списывать не удастся. В конце концов, это не Путин замораживает украинские зарплаты на смехотворном уровне. В конце концов, за свои слова и деяния будут отвечать украинское правительство и президент. И борьба между ними будет вестись в том числе и в плоскости пиара: каждый из них попытается основную вину переложить на плечи другого.

Насчет того, кто может возглавить бунты… На самом деле они могут начаться и стихийно (собственно, забастовки уже начинаются). А дальше все зависит от того, какая из политических сил вовремя догадается направить их в нужное русло. И по большому счету этой силой могут оказаться и нынешние сторонники власти. Если они решат, что бунт можно направить против своих партнеров по коалиции, то способны в любой момент попытаться организовать волнения. Это могут быть и Тимошенко, и Ляшко, и нынешняя официальная оппозиция, и бывшие «регионалы», и обиженные нынешними властями олигархи — им вообще легче всего организовать первые мощные стачки, которыми они попытаются защититься. Когда бунт начнется, вопрос, кто его возглавит, — это в первую очередь вопрос технологий.

А начавшись, он может вылиться во что угодно: и в революцию, и в не контролируемые уже никем восстания, и в распад страны, и в установление чьей-то диктатуры (опять-таки это зависит от того, кто решится возглавить бунт). Такие потрясения часто выносят на гребень волны людей доселе неизвестных.

 «Порошенко и Яценюк обречены быть заклятыми друзьями»

Сергей Поярков, активист Автомайдана:

— Открытого раскола во власти не будет. Главным цементом, даже клеем «Момент» для союза президента и премьера является Владимир Владимирович Путин. Я, конечно, желаю Владимиру Владимировичу раньше, чем Фидель Кастро, встретиться с покойным Ясиром Арафатом, но факт неоспоримый: украинская власть будет единой, пока он у власти. Да, президент и премьер не любят друг друга, у них на это множество причин. Между ними бегают даже не черные кошки, а черные бегемоты. Но наличие такого серьезного внешнего врага вынуждает их быть заклятыми друзьями. Плюс народ на последних выборах четко объяснил, что у нас антидиктаторская страна. Народ потребовал консенсуса. То, что Порошенко проиграл партийные выборы Яценюку, означает, что у президента нет права свалить премьера. Ему это не простит история и не простит народ. Поэтому они обречены быть в одной упряжке.

Как и раскола в нынешней власти, я не допускаю прихода во власть нынешней оппозиции. Просто потому, что нынешняя оппозиция настолько разношерстна и наполнена внутренними противоречиями, что им сначала надо найти свой внутренний общий знаменатель. Это, правда, беда всего политикума страны, в котором нет политических партий с четко выраженной идеологией. Показатель такой партии — сторонники, которые готовы бесплатно выйти под ее флагами. Я вечный критик «Свободы», но это единственная партия, у которой есть такие люди. Вот только она, не попавшая в парламент, и способна быть реальной оппозицией. Что касается парламентской оппозиции, она имеет поддержку избирателей, которых объединило лишь недовольство происходящим.

Так что внутри парламента нет факторов для структурных изменений во власти. Поэтому я думаю, что в 2015 году состоятся только очередные местные выборы. Правда, я так думаю, потому что очень не хочу, чтобы ситуация привела к тому, чтобы в 2015-м состоялись президентские и парламентские выборы, и поэтому не прогнозирую их. Но в данном случае я даю прогноз, в который сам не очень верю.

Проблема в том, что время этой власти сокращается в обратной пропорциональности развитию ее хватательного рефлекса. Если инстинкт «трошки наколядувати грошей» не будет поборен этой властью, то как минимум через год ее заставят уйти. Если они не бросят все силы на решение задач страны вместо внутренних разборок, то третий Майдан станет неизбежным. И это будет плохо для всех, хотя объяснить это людям, которые выйдут на улицу, не удастся. Поэтому я прогнозирую, что у власти мозгов хватит не допустить такого сценария. Что касается искусственных Майданов, за которыми кто-то будет стоять, в это я не верю. Успех любого Майдана — это результат глупости действующей власти. Но на данный момент власть не сделала критического количества ошибок, поэтому я не вижу, чтобы уже пошел отсчет времени до нового Майдана.

 «Патриотизм нейтрализует социальное недовольство»

Вадим Карасев, политолог:

— Если говорить о фасадно-конституциональной конфигурации власти (в четырехугольнике президент — премьер — глава Верховной рады — секретарь СНБО и в коалиции «Блока Порошенко» и «Народного фронта»), то она в 2015 году просуществует. Серьезных причин для ее крушения я не вижу. Другое дело, что есть еще одна, теневая, конфигурация, складываемая из Майдана, пост-Майдана и других общественных структур, воплощающих это движение, олигархических групп, являющихся несущей конструкцией украинской политико-экономической системы, и верхушечной политической элиты. Здесь весьма вероятны подвижки, связанные с перераспределением влияния в олигархическом пуле, внутриолигархическим соперничеством и постоянно изменяющимся соотношением сил между всеми частями этой большой коалиции. Конфигурация может измениться не в пользу Коломойского. Либо олигархическое влияние в 2015 году снизится вообще. Также не исключено, что нынешнюю власть будет сотрясать борьба двух оснований ее легитимности — майданно-революционного (активисты, комбаты) и электорального, приведшего к власти часть старой элиты. Эта борьба приведет к противостоянию новой и старой элит, которое к концу 2015 года может вылиться в противостояние внешнее. Несмотря на все эти факторы, запас прочности на год у этой власти есть. Поддержка Запада и угроза со стороны России цементируют ее.

Изменения конфигурации власти в пользу оппозиции я не допускаю, тем более что сегодня непонятно, кто у нас в нынешних реалиях является оппозицией. На эту нишу все больше претендуют комбаты и активисты, оставшиеся вне конфигурации власти в новом парламенте. Пикантность борьбы за оппозиционную нишу в том, что за старой оппозицией стоят Левочкин и Ахметов, за новой — Коломойский. И, объективно говоря, у новой быть оппозицией получается лучше, так как старая пока еще больше остается старой властью.

Не считаю я реальными и социальные бунты, хотя предпосылки для них есть. Сложность экономической ситуации и необходимость тяжелых реформ — достаточные факторы. Но не думаю, что это приведет к масштабным восстаниям, способным уничтожить нынешнюю систему власти. Сегодня любое социальное недовольство, в отличие от 2012–2013 годов, существует в рамках национального единения, национальной мобилизации, связанной с реальными или воображаемыми угрозами со стороны России. И любое социальное недовольство может нейтрализоваться ощущением того, что это необходимая плата за утверждение реальной независимости страны. Наконец, для того чтобы социальное недовольство вылилось в восстание, нужны сильные структуры в виде профсоюзов или оппозиции. Однако ни того, ни другого нет. В «Оппозиционном блоке» нет активистов и пассионариев, способных возглавить такое движение.

Так что, подводя итог, можно сказать, что 2015-й будет тяжелым для страны, но сравнительно стабильным для власти. Соответственно, все выборы пройдут по конституционному календарю. То есть будут только местные выборы в октябре.

«Последствия следующего бунта — раскол страны и диктатура в Киеве»

Дмитрий Коротков, политический обозреватель газеты «Вести»:

— Нынешняя власть неустойчива с самого начала. Порошенко и Яценюк еще летом пытались найти общий язык, чтобы создать единый блок, но этого не вышло сразу по нескольким причинам: это и личностный фактор, и заложенные в Конституции противоречия между президентом и премьером, и глобальные различия в подходах к внешней политике. Все эти факторы не могут исчезнуть, наоборот, по ходу решения практических задач будут обостряться. Другое дело, что путем сложных переговоров Порошенко и Яценюк пытаются создать систему сдержек и противовесов, которая позволила бы сохранять равновесие. По сути, сегодня власть — это большая четверка, в которой Гройсман — лишь продолжение Порошенко, а Турчинов — самостоятельный игрок, который может в той или иной ситуации оказаться не на стороне Яценюка. Но это лишь усугубляет риск раскола, просто линия раскола может пройти в другом месте.

Первый кризисный период у нынешней власти может прийтись на март-апрель, но связан он будет с внешними факторами, прежде всего с угрозой социально-экономического краха. Внутренне власть еще достаточно крепка, чтобы не расколоться из-за данного кризиса. И если он ее не сметет, то раскол из-за внутренних факторов станет наиболее реален осенью 2015-го.

В этом случае наиболее вероятный вариант — нынешняя коалиция без «Народного фронта» или его значительной части. Возможно включение в коалицию группы Еремеева. Что касается «Оппозиционного блока» и группы Хомутынника, то они останутся вне коалиции, но будут играть существенную роль при принятии решений.

Однако и такая конструкция будет крайне неустойчивой, поэтому вполне реально, что уже в декабре 2015-го состоятся новые парламентские выборы. Во многом они также могут оказаться следствием результатов местных выборов, которые пройдут в октябре.

Впрочем, все эти прогнозы достаточно условны из-за угрозы социального бунта, который может произойти уже в следующем году. Причем возможны два варианта бунта: «киевский», которому будут способствовать «Батькивщина», Коломойский и «Свобода», и «юго-восточный», опирающийся на поддержку России. Шансы на успех есть у обоих, но не выше 50%, поскольку нынешняя власть сразу же объявит бунтовщиков «пятой колонной» и применит к ним жесткие меры вплоть до огня на поражение.

В случае же успеха восстания при обоих вариантах возникнет реальная угроза раскола страны. Впрочем, даже в случае его подавления из-за экономических неурядиц центробежные тенденции будут усиливаться. Ответом на это, скорее всего, станет попытка части действующей власти расправиться с конкурентами и установить авторитарное правление.

Помочь избежать этого мог бы вариант мягкой трансформации нынешнего режима — разбавление его представителями Юго-Востока, масштабное замирение с Россией. Но пока это видится не очень вероятным: оппозиция слаба и власть не видит необходимости с ней договариваться.