Текст: Андрей Соснора

Поселок Чумаки Днепропетровской области на прошлой неделе прогремел на всю страну. Именно здесь произошла очередная рейдерская атака — на этот раз на одноименный животноводческий комплекс. Но масштаб событию придала вовсе не дерзость, с которой был совершен захват, — кого сейчас удивишь вооруженными людьми, врывающимися на предприятие. Событие стало знаковым потому, что собственники хозяйства оказали захватчикам ожесточенный отпор. Теперь к этому делу приковано внимание как украинского бизнеса, так и зарубежных инвесторов. Докажет ли государство, что оно государство? 

В Днепропетровской области эмблемы добровольческих батальонов встречаются едва ли не чаще, чем вся остальная реклама. Вместо милиции — обложенные мешками с песком блокпосты. Вокруг гуляют люди с автоматами на перевес. Когда нас за превышение скорости останавливает обыкновенный гаишник с радаром, мы рады ему, как родному: хоть какой-то признак государственности.

Дело темное

8 декабря события в Чумаках развивались как в хорошем политическом блокбастере. Началось все с того, что в 11 утра в поселке вырубилось электричество.

— Мы уже привыкли к регулярным отключениям, но на этот раз они что-то совсем обнаглели: уже вечер наступил, стемнело, а света все нет, — жалуется Людмила Павловна, которая в гордом одиночестве торгует на маленьком местном базарчике молоком и творогом. — Я еще подумала: эх, если бы не корова, если бы не дойка три раза в день, то в самую пору народ собирать и перекрывать трассу.

Вместе с электричеством почти исчезла и мобильная связь: видимо, оказалась обесточена ближайшая сотовая станция. То, что все это было неслучайно, показали дальнейшие события. В 17:45 к зданию управления СЧП «Чумаки» подъехала колонна машин:

— Примерно 15 джипов и 2 микроавтобуса, — рассказывает гендиректор предприятия Николай Кваша. — Оттуда выскочили человек 80 в камуфляже и балаклавах, выломали дверь черного хода и зашли в здание. Сторожем в ту ночь была женщина, да и та, слава богу, отошла в магазин за хлебом, а то могла бы и пострадать.

Но даже если бы все сотрудники службы безопасности предприятия были на месте, они бы все равно не смогли оказать достаточного сопротивления: слишком много прибыло захватчиков, к тому же некоторые из них, по словам очевидцев, были вооружены. Вскоре стало понятно, что и затянувшееся электрическое затмение — их рук дело: в окнах захваченного здания замелькали лучи фонариков, которыми нападавшие запаслись заранее. Обыск помещений очень быстро перерос в мародерство. Люди в камуфляже выпотрошили все тумбочки в офисе, пошли чистить склады, залезли даже в припаркованные рядом со зданием частные машины сотрудников агрокомплекса.

— Вскрывали двери монтировками, вырвали в моем автомобиле магнитолу, украли из багажника электроинструмент, сперли деньги из бардачка, даже бензин из бака слили, — восхищается крохоборством своих противников бригадир Дмитрий.

— А вы в милицию обратились по факту кражи?

— Нет, конечно. Ни я, ни другие.

— Почему?

— Да потому что бесполезно.

Этот диагноз нашел свое полное подтверждение буквально через полчаса. На обочине осторожно затормозила синяя «Мазда», оттуда вышли участковый и глава сельсовета. Когда я стал задавать глупые вопросы, у участкового было выражение лица типа «а что я могу?!», у женщины из сельсовета — «как бы чего не вышло!».

— Вы же знаете, какая обстановка в стране? — заговорщицким тоном пролепетала женщина. — Мы подъехали, чтобы убедиться, что вы не ведете здесь пропаганду сепаратизма. Вы же не ведете здесь пропаганду сепаратизма?

— Нет, мы, наоборот, приехали сюда, чтобы поспособствовать укреплению единого законодательного поля Украины.

— Это можно, — облегченно вздохнула глава сельсовета.

— Ну, вот и хорошо, — обрадовался участковый. — Я тогда на охоту поехал.

— На кого охотитесь-то?

— На зайца.

Без меня меня продали

О том, что «Чумаки» активно рейдерят, стало известно почти за две недели до физического захвата предприятия.

— Давайте я начну с самого начала, — говорит Владислав Кочкаров, адвокат компании «Юнисон групп», которая является одним из владельцев СЧП. — Этот животноводческий комплекс наша компания приобрела летом прошлого года. Через год мы решили поменять директора: прежний не справлялся. На его место назначили нового человека — Николая Михайловича Квашу.

— 20 ноября мы с юристом отнесли в государственную службу регистрации соответствующие документы, — вступает в разговор сам Кваша, — а 25-го получили выписку из госреестра о том, что директором теперь являюсь я. Осталось только заверить мою подпись — стандартная процедура. Мы пришли к нотариусу на следующий день, сдали весь пакет документов, сидим ждем. Вдруг она выходит в растерянности: «Николай Михайлович, тут какое-то недоразумение». В общем, выяснилось, что за эти сутки директором «Чумаков» успел стать совсем другой человек — некий Сергей Александрович Шаптала.

Впоследствии выяснится, что Сергей Шаптала — житель города Запорожье 1982 года рождения, состоящий на учете в милиции, имеющий неоднократные приводы в отделение и являющийся должником «ПриватБанка» на сумму $14 тысяч. Что все это означает, руководству «Юнисон групп» объяснять не пришлось. Действовать надо было стремительно. Первым делом компания обратилась в административный суд с иском о признании незаконными действий регистратора Татьяны Абрамовой, которая внесла в реестр данные о загадочном Шаптале. Иск был принят, и в порядке его обеспечения суд временно заблокировал внесение в госреестр любых новых изменений по СПЧ «Чумаки». Это было нужно для того, чтобы предотвратить излюбленный рейдерский маневр — перепродажу предприятия и появление так называемого «добросовестного приобретателя». Одновременно по заявлению «Юнисон групп» в Днепропетровске и Киеве было возбуждено сразу несколько уголовных дел — по статье 190 (мошенничество) и статье 187 (разбойное нападение).

Но рейдеры тоже действовали стремительно, и уже на следующий день стало известно, что всего за сутки им удалось-таки предприятие продать, а трудолюбивый регистратор Абрамова даже успела со сверхзвуковой скоростью внести данные об этих изменениях в госреестр. Причем она настолько прониклась корпоративными интересами новых владельцев, что даже забыла сделать кое-что важное. А именно — выполнить требования закона, который предписывает согласовывать такие действия с Минюстом, если уставной капитал компании превышает 10 млн грн (а у «Чумаков» он составляет 16 млн грн).

Новым владельцем «Чумаков» стала некая компания Stellar Partners, зарегистрированная на Сейшельских островах. А ее директором, который столь же стремительно утвердил новый устав «Чумаков», оказался некий Дмитрий Высочин — человек такой же трудной судьбы, что и пресловутый Шаптала: неоднократные приводы в милицию, просроченный долг «ПриватБанку». Скорее всего, в реальности и тот и другой — мирные запорожские граждане, которые либо предоставили свои паспорта «добрым людям» по сходной цене, либо просто их потеряли.

Те же и ФБР

А вот некие Татьяна и Андрей Балабановы, граждане России, владельцы и руководители еще одной компании, Apollo Business Solutions (Pty), — точно не простые, а очень умные люди с крепкими нервами. Именно их компания, как стало известно «Репортеру», выступила агентом при регистрации Stellar Partners на Сейшелах. В любом офшорном государстве пасется достаточно подобных посредников, которые за умеренную плату зарегистрируют что угодно на кого угодно и не будут задавать лишних вопросов. Но даже в этом ряду компания Балабановых имеет особые заслуги, обнаружить которые несложно любому, кто умеет пользоваться «Гуглом». Например, в апреле 2014 года стало известно о том, что Apollo Business Solutions (Pty) имела отношение к созданию компаний, через которые выплачивались многомиллионные взятки индийским чиновникам за предоставление прав на разработку полезных ископаемых. Документы по этому обвинению истребовались у Apollo американским ФБР через финансовую разведку Сейшельских островов.

Впрочем, только человеку, не искушенному в рейдерских аферах, может показаться, что рейдеры, которые положили глаз на «Чумаки», — мастера своего дела. На самом деле работа более чем топорная. «Репортеру» удалось добыть копии документов, на основании которых регистратор Абрамова внесла изменения в госреестр, и показать их опытным юристам. Их мнение единогласно: «Чумаки» рейдерят, что называется, «по беспределу». Так обычно поступает человек либо совсем юридически неграмотный, либо очень уверенный в своей безнаказанности.

Если верить этим документам, то история смены сначала гендиректора, а потом и собственника агрокомплекса выглядела более чем комично и невероятно. Дело в том, что совладельцами «Чумаков» наряду с «Юнисон групп» являются шесть компаний с Кипра. Причем все они уже написали официальное заявление о том, что не принимали и не собирались принимать решений о смене директора и тем более о продаже или отчуждении «Чумаков» и что в день принятия судьбоносных решений они никуда со своего острова не выезжали, их подписи под документом поддельные и они уже обратились в полицию своей страны с соответствующим заявлением. А адвокат шести кипрских инвесторов Димитрис Пападопулос, представлявший их интересы, узнав о рейдерском захвате, даже специально прилетел в Киев, чтобы сделать официальное заявление. То есть скандал уже вышел на новый уровень и приобрел международный характер.

Но это в реальности. А по бумагам получается, что все шестеро кипрских инвесторов, а также представитель «Юнисон групп» настолько вдохновились выдающимися способностями завсегдатая запорожского отделения милиции Сергея Шапталы, что, отбросив все дела, специально слетелись в Украину и назначили его директором. А уже вскоре Шаптала всего за 100 тысяч грн продал компанию с уставным капиталом в 16 млн грн каким-то очень странным сейшельцам.

Впрочем, довольно юмора. На офшорах и не такие чудеса случаются. В том числе и с Шапталой и Высочиным. Если кто-нибудь из читателей «Репортера» знает, где они находятся, срочно сообщите им хорошую новость: они оба — мультимиллиардеры, причем такого масштаба, что «Чумаки» — это так, маленький приусадебный участок. Судя по данным украинского госреестра, именно эти двое счастливчиков являются соучредителями компании «Кредо Финанс Групп», которая владеет компанией «Парангон», объединяющей активы 40 компаний в самых разных сферах бизнеса. Например, именно ей принадлежит ООО «Интерлизинвест» — второй по величине украинский оператор грузовых железнодорожных вагонов (2 746 штук). И по какому-то невероятному совпадению именно эта компания ровно за месяц до героического штурма «Чумаков» тоже стала жертвой неизвестных рейдеров. И примерно по той же «беспредельной» схеме: «Просто подделаны документы
в обычной письменной форме о якобы „продаже” компании, — говорит представитель «Интерлизинвеста» Лина Легостаева. — С поддельными подписями и фальшивой печатью. После чего был захвачен центральный офис компании в Днепродзержинске, куда 8 октября ворвались порядка 20 человек».

Короче, дело ясное, что дело темное. Какая-то группа людей, в руках у которых всего лишь паспорта двух запорожских граждан и несколько килограммов наличных денег, грубо рейдерит украинский бизнес. И можно было бы утешиться тем, что пока среди ее жертв люди, близкие к бывшей власти, но утешение слабое. Во-первых, потому что методы отжима уж больно дикие — плохой пример для окружающих. А во-вторых, потому что описанная история — всего лишь одна из многих сотен аналогичных историй за последний год. И все идет к тому, что скоро она станет одной из многих тысяч.

Налетай, расхватывай!

Между тем в самих Чумаках захватчики тоже времени даром не теряют.

— Недавно помещение тракторной бригады нам спалили, — разводит руками Владимир Белецкий, замдиректора предприятия. — Причем чисто по собственной дурости. Бросили что-то не то в буржуйку — и взрыв. В поселке это произвело очень нехорошее впечатление: люди поняли, что речь идет не просто о смене одних начальников на других. Стало ясно, что с такими новыми владельцами они могут и вовсе остаться без работы.

Ходим по поселку, стучимся в дома, пытаемся общаться с людьми. Первая реакция неожиданная:

— Что, опять выборы?! Да сколько ж можно!

Узнав, что мы не агитаторы, люди меняют гнев на милость.

— Только-только все в норму стало приходить, и на тебе! — возмущается доярка Галина с улицы Школьной. — 5 тысяч грн трактористы на ферме получают, причем всегда вовремя, день в день. Начальство говорит: будем удваивать поголовье, хотим сделать «ферму будущего». Я ведь еще помню те времена, когда у нас передовой колхоз был, имени 25-летия партсъезда. Ну вот, думаю, дожила — опять все вернулось на круги своя. И вдруг этот захват.

— Люди пока терпят, но в декабре нам должны деньги за паи выплачивать, и если обманут — мы выйдем на трассу, — вступает в разговор Зинаида, соседка по дому. — Так и передайте там в Киеве.

В Чумаках и правда зреет бунт. Новоявленных хозяев иначе как мародерами уже никто не называет. На глазах у всех вооруженные человечки куда-то вывезли из офиса всю мебель. Но это еще полбеды. На животноводческой ферме кончилось дизтопливо, а значит вот-вот остановится «карусель», прекратится раздача кормов, остановится вся система ухода за животными. Да и сами корма на исходе, новые закупать никто не собирается, а значит, скорее всего, стадо забьют на мясо.

— На днях в «Чумаки» приехал молоковоз с Приднепровского молочного комбината, который выпускает продукцию под маркой «Злагода», — сообщает последние новости директор СЧП Николай Кваша. — Это наши постоянные клиенты, расчеты ведем только по безналу. Так эти захватчики предложили им продать молоко за нал, без всяких документов. А когда те отказались — отправили восвояси. Зато на следующий день к ним приехала другая машина, откуда — неизвестно, и увезла 30 тонн молока, куда — непонятно. Мы пробили ее номер, выяснилось, что он зарегистрирован совсем на другой автомобиль — мусоровоз, который работает на коммунальное предприятие в городе Никополь. То есть эти так называемые новые хозяева продают налево молоко каким-то деятелям, которые пользуются левыми автомобильными номерами. Ничем хорошим это не кончится.

Рейдер-невидимка

В поисках ответа на главный вопрос — кто же все-таки стоит за этим захватом? — собственники предприятия теряются в догадках. Версий много, но ни одна из них не выдерживает проверку элементарной логикой.

Версия первая: учитывая, что все это безумие происходит на территории Днепропетровской области, можно предположить, что заказчик — Игорь Коломойский. Без его ведома в этом регионе вряд ли разъезжают боевые подразделения численностью 80 человек.

Но люди, которые хоть немного знают Коломойского, хором возражают: не его почерк.

— Игорь Валерьевич, конечно, никогда не был чужд рейдерства, но у него хорошие юристы. Они бы никогда не сработали настолько бестолково, — прокомментировал «Репортеру» эту версию человек, имеющий большой опыт участия в рейдерских схемах. — Кроме того, он, как правило, действует более решительно. Выдерживать паузу в целую неделю между юридическим захватом предприятия и физическим — это не в его стиле. Тут люди явно не рассчитывали на то, что собственник обнаружит «пропажу» раньше времени и поднимет шум. Они испугались и снова осмелели лишь после того, как убедились, что государство бездействует.

Версия вторая: политическое преследование. Компанию «Юнисон групп» связывают с Антоном Клименко, старшим братом Александра Клименко, который при Викторе Януковиче возглавлял налоговое ведомство. Сейчас против них возбуждена целая серия уголовных дел, оба скрываются за пределами Украины. В логику политической борьбы вполне укладывается отжим бизнеса у персон нон грата. Но в таком случае неясен выбор актива. «Юнисон групп» — крупная компания, владеющая десятками предприятий, гораздо более серьезных, нежели СЧП «Чумаки». Пробный шар? Но сейчас не то время, когда с опальными олигархами церемонятся. К тому же нельзя сказать, что правоохранительные органы совсем уж игнорируют пострадавших в этой рейдерской атаке: все уголовные дела худо-бедно продвигаются и следователи в конфиденциальных беседах с «Репортером» признаются, что никакого давления сверху пока не испытывают. Ожесточенное сопротивление законным собственникам оказывают лишь в регистрационной службе Днепропетровской области: запросы следствия игнорируются, добровольная выемка документов отклонена, адвокаты потерпевшей стороны опасаются, что когда дойдет дело до принудительной выемки, выяснится, что документы просто потерялись.

Наконец, версия третья — наименее конспирологическая, но наиболее правдоподобная. Нет никакого политического преследования. Нет никаких олигархических войн. Все гораздо проще. И намного страшней.

Юристы больше не нужны

— Рассказываю анекдот из жизни. Приходит боец добровольческого отряда к своему спонсору и говорит: «Дорогой, а почему бы тебе не поднять нам зарплату? Гривна падает, цены растут, ребята волнуются». А спонсор отвечает: «Да ну, зачем вам деньги? Давай лучше мы с тобой прогуляемся по улице и ты мне покажешь пальцем, какие фирмы тебе нравятся».

Предприниматель, который рассказал этот анекдот, не знает, кто стоит за рейдерским захватом в Чумаках. Но и он, и многие другие свидетельствуют: время юридических церемоний прошло. Главным инструментом отжима чужого бизнеса становится грубая мужская сила. И эта сила все чаще задумывается о том, что работать можно не только за зарплату. Вполне возможно, что захват в Чумаках — результат самодеятельности каких-то не очень крупных аферистов, которые вступили в сговор с командиром одного из вооруженных отрядов.

— Еще недавно рейдерские захваты на 90% осуществлялись усилиями юристов, — подтверждает глава одной из киевских адвокатских контор, пожелавший остаться неизвестным. — Отжим бизнеса стыдливо маскировался под корпоративный конфликт. Для начала надо было хотя бы войти в долю предприятия или вступить с ним в какие-нибудь отношения. А уж потом с позиций миноритарного собственника, кредитора или контрагента устраивать жертве юридический террор, от которого легче откупиться, чем отбиться. Теперь же юристы нужны все реже. Грубая подделка документов, $5 тысяч регистратору за внесение заведомо ложных сведений в реестр, 20–30 бойцов по $50 в день каждому, и вперед. У вас есть квартира в Киеве? Можете продать и тоже заняться рейдерством. На первые три-четыре захвата точно хватит. Через полгода купите себе 10 новых квартир.

Такого рода передел собственности даже переделом назвать нельзя. Слово «передел» подразумевает, что новый владелец бизнеса хотя бы имеет на него серьезные виды, способен им управлять, а может быть, даже развивать. Новое поколение рейдеров способно только уничтожать захваченное и, как правило, имеет на свою добычу планы весьма краткосрочные. Поэксплуатировать предприятие, пока оно по инерции работает, продать все, что можно продать и выкинуть, оставив людей без работы, а бюджет — без налогов. Для экономики страны, которая и без того на ладан дышит, это явление смертельно опасно.

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В СОМАЛИ»

Татьяна Монтян, адвокат, общественный деятель:

— Происходящее закономерно. Поскольку все государственные институции разрушены и лежат в пыли, главным способом перераспределения общественных благ становятся грубая сила и оружие. Если раньше воевали в судах и побеждал, грубо говоря, самый хитрожопый, то сейчас — у кого больше «ходячих балаклав», тот и прав.

— Чем они руководствуются при выборе жертвы?

— Политической позицией в последнюю очередь. Что представляется наиболее легким для отжима, то и отжимают. Смотрят на личные качества хозяина бизнеса. Испугается он или тоже пойдет и наймет батальон?

— Как происходит перековка бойцов из зоны АТО в бригады по отжиму бизнеса?

— Да никак она не происходит. В любой вооруженной тусовке всегда есть разные люди: реальные патриоты; те, кто просто хочет пострелять; откровенные садисты и обыкновенные прагматики, дети Дона Корлеоне. Процентовка этих людей в обществе примерно одинаковая, просто сейчас в Украине они получили возможность действовать. Кто-то совмещает рейдерство с войной в АТО, кто-то не совмещает. Но в Донбассе можно тоже заработать как нигде. Я лично видела на границе АТО в Луганской области, как огромные машины, груженные непонятно чем, проходят сквозь все блокпосты «сквозняком». Следовательно те, кто держит эти блокпосты, давно обо всем договорились с владельцами грузов и, разумеется, не бесплатно.

— Что будет с новым поколением криминальных лидеров?

— Жизнь их будет красивой, но недолгой. В 1990-е выжило процентов пять из тех, кто взял в руки оружие, остальные лежат под могильными плитами, похороненные под песню «Братва, не стреляйте друг в друга!». Теперь процент выживших будет еще меньше.

— Почему?

— Потому что то, что сейчас мы видим, — это даже не 1990-е. Тогдашняя новосозданная независимая Украина еще пользовалась наследием СССР. Были государственные структуры, были люди, которые понимали, как это все работает. Сегодня мы даже этого лишены. То немногое, что пережило 23 года незалежности, окончательно разрушено на Майдане и Антимайдане. Кроме того, у людей теперь на порядок больше оружия и вообще никакого понятия о добре и зле. А главное — тогда еще не было такого количества феодалов, какое есть сейчас. Поэтому наиболее умные из бандитов получили шанс самими стать такими феодалами и стали — посмотрите на наших депутатов и чиновников. А сегодня лидеру вооруженного отряда уже ни за что не стать феодалом, его пристрелят на взлете. Все эти люди в балаклавах обречены ходить в наемниках и станут разменной монетой. Произошло тотальное крушение всех государственных институций. В плане социального устройства мы скатились в первобытно-общинный строй. Даже не в родоплеменной, а именно в первобытно-общинный. Только с более или менее образованным народом и огромным количеством высокотехнологичного оружия.

— А верховная власть?

— Позиция верховной власти отсутствует как таковая. Свой феодал есть в каждом районе, в каждой области, и все они имели центральную власть в большом виду. Центральная власть превратилась в фикцию. Рецепт мира прост: не трогайте нас — мы не тронем вас. Мы делаем вид, что у нас единая страна, что вы ею рулите, и даем вам возможность разворовывать бюджет централизованно, а вы не мешаете нам грабить нашу подшефную феодальную территорию.

— И что будет дальше?

— Дальше будет еще хуже. Мы постепенно скатываемся в Сомали. Ничего другого быть не может. Государственные институции — это то, что формируется десятилетиями, а то и веками. Сломать же их может любой дурак. А вот починить без посторонней помощи — так же невозможно, как папуасу, который ездит на последнем оставшемся от американцев «студебекере», не дано воссоздать этот «студебекер» самостоятельно.