Текст: Светлана Крюкова

Когда некоторые эксперты говорят, что политический кризис может продлиться сколь угодно долго, они забывают, что у него есть естественный ограничитель — экономика. Украина и до революционных событий конца 2013 года не имела значительного запаса прочности, а за два месяца протестов и тот, что был, почти иссяк. В еще большей степени, чем ранее, мы зависим от внешней финансовой поддержки. Но те силы, которые нам ее могут дать — Россия и Запад, — ставят условием кредита политическую определенность. Ситуация усугубляется тем, что видят эту определенность в Москве и в Вашингтоне по-разному. Если для России критическим фактором является отказ Украины от Соглашения с ЕС (за это, напомним, нам и были обещаны $15 млрд займа плюс скидка на газ), то для Запада, наоборот, принципиально важен разворот Украины в сторону евроинтеграции

Давление на курс

Вслед за Standard & Poor's о понижении суверенного рейтинга Украины заявили и в международном агентстве Moody's. Долгосрочный суверенный кредитный рейтинг страны понизили с Caa1 до Caa2 с отрицательным прогнозом — до дефолтного рейтинга С осталось всего две ступеньки.

«Неудивительно. Такой прогноз и оценка обусловлены как политической нестабильностью, так и динамикой экономического развития, которая наблюдалась задолго до революции», — говорит директор Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский.

Политический кризис лишь усугубляет некоторые явления и определяет новые угрозы для украинской экономики. «Репортер» определил ключевые из них.

Первый и главный, на чем также акцентируют внимание аналитики Moody's, — неопределенность с финансовой поддержкой со стороны России, которая заморозила кредитование Украины до появления нового правительства. Уже до конца января Министерство финансов рассчитывало получить $2 млрд, разместив на данную сумму евробонды. По плану, выкупить эти долговые бумаги должна была РФ, а привлеченные средства планировали направить на погашение внешней задолженности.

Привлечь альтернативное финансирование, к примеру от Международного валютного фонда (что обещает оппозиция, в случае если ей удастся сформировать правительство), сейчас не так-то просто.

«Выйти на внешние рынки в поисках кредита сложно из-за высоких ставок. Вот уже пять лет условия кредитования от МВФ остаются неизменными: повышение тарифов на газ для населения, более свободное движение курса гривны. И вряд ли они будут выполнены из-за перспективы президентских выборов. С другой стороны, и фонд готов пойти на уступки, если в Украине произойдет перезагрузка власти и появится техническое правительство. Деньги от ЕС, как предполагалось ранее, поступят лишь тогда, когда МВФ предоставит транш», — говорит Александр Жолудь, экономист Международного центра перспективных исследований.

Впрочем, это всего лишь один из рисков. Ряд опрошенных «Репортером» экспертов называют еще несколько угроз для экономики, среди которых сворачивание IPO и иностранного кредитования (опять же из-за понижения кредитных рейтингов), сокращение товарного кредитования, что обусловлено неопределенностью с курсом гривны. А также спекулятивный рост спроса на доллары и обменного курса национальной валюты.

Курс гривны как индикатор политического спокойствия в стране вел себя нервно и спровоцировал небольшую панику среди населения. За два месяца революционных протестов доллар по отношению к гривне на межбанке подорожал более чем на 50 копеек.

«Все волнения создают риски. Международные агентства тоже создают риски и оказывают давление на курс гривны. Но следует сказать, что если нынешний кризис приведет к коренным реформам во власти, то это средство снижения рисков в долгосрочной перспективе. Я говорю о таких системных вещах, которые убивают экономику, как недореформированность и коррупция», — считает президент Центра экономического развития Александр Пасхавер.

Риски бюджета и реального сектора

По мнению Александра Жолудя, в перспективе реальную угрозу для экономики составляют не так валютные колебания, как ненаполняемость госбюджета.

«Госбюджет-2014 — нереальный по макропоказателям. Поэтому я выступаю за секвестр бюджета. Мы должны снизить наши ожидания по поводу доходов страны, а также сократить расходную часть бюджета со всеми вытекающими отсюда последствиями», — говорит Бураковский.

Обострение дефицита будет связано и с ухудшением торгово-экономических отношений с Россией.

«Всю прошлую неделю от экспортеров поступали данные об ужесточении проверок на границе с Россией, однако эта информация не подтверждена, поскольку нет сообщения от таможенной службы», — отмечает Жолудь.

В Федерации работодателей Украины (ФРУ) «Репортеру» уточнили: пока что речь идет о скурпулезном досмотре украинских товаров российскими таможенниками. Более пристальный досмотр начался с 28 января.

«При таможенном оформлении продукцию выгружают из грузовиков и железнодорожных вагонов, взвешивают, проверяют сертификаты соответствия», — сообщают в ФРУ.

В связи с новым режимом экспорта руководство федерации проводит консультации с Российским союзом промышленников и предпринимателей, а также с посольством Украины в России с целью возобновить обычный режим перевозок.

Заморозки в экономике

Пока политики выясняют отношения, а перспективы развития ситуации в стране остаются неопределенными, предприниматели начинают задумываться о продаже своего бизнеса. Правда, число сделок пока небольшое — мало кто решается на покупку в таких условиях.

«Брал билет сыну из Лондона в Киев. „Лондон — Киев“ — пустой самолет, — пишет в своем Facebook известный киевский предприниматель Гарик Корогодский. — „Киев — Лондон“ — лист ожидания патриотов. Летят все — власти предержащие и, что характерно, власти возжелавшие».

Косвенным свидетельством «чемоданных» настроений является снижение цен на недвижимость в столице. И если ситуация не стабилизируется в ближайшее время, они продолжат падать и дальше — покупателей немного.

Еще один тревожный тренд — заморозка рынка труда. По данным экспертов портала Rabota.ua, число вакансий в последнее время сократилось почти в два раза. Особенно это касается сферы услуг столицы. Многих отправляют в неоплачиваемый отпуск или снижают зарплату, ссылаясь на то, что падают продажи и спрос, а будущее в тумане.

«Некоторые компании не заключают долгосрочные контракты из-за курсовой нестабильности, у кого-то завис тендер из-за несвоевременного принятия госбюджета», — рассказывает зампред комитета по вопросам социальной политики, депутат от УДАРа Павел Розенко.