Тарас Козуб

23 июня в Донецке прошли мирные переговоры. Леонид Кучма, посол РФ в Украине Михаил Зурабов, представитель ОБСЕ Хайди Тальявини, Виктор Медведчук, депутаты Нестор Шуфрич и Олег Царев, представители ДНР Александр Бородай и ЛНР Валерий Болотов пришли к соглашению прекратить огонь до утра 27 июня. Но уже на следующий день под Славянском продолжилось противостояние и был сбит украинский вертолет с девятью военными на борту

1. Кто виноват в возобновлении огня?

Глупостью со стороны руководства АТО было начинать сами переговоры. Перерыв в военных действиях не делается, нельзя верить врагу. По правилам ведения боевых действий, необходимо сначала завершить АТО, а уже потом начинать миротворческий процесс. Даже ефрейтор знает: если бой уже идет, его нужно завершить обязательно. И лучше всего — победой.

2. Какая главная ошибка нынешнего миротворческого процесса?

Первое: диалог ведется с представителями гражданского населения, с элитами. С вооруженными людьми никто беседовать не должен, поскольку им уже некуда отступать. А наши идут на компромисс, чтобы международное сообщество сказало, какой хороший шаг делает президент. Второе: уж конечно, диалог — это не тот «концерт», на котором присутствовали Леонид Кучма, посол России и почему-то Олег Царев. Там не было реальных представителей от Украины, облеченных полномочиями.
В итоге переговоры ни к чему не привели.

3. Есть ли необходимость вводить ограниченный миротворческий контингент, «голубые каски»?

Введение миротворцев исключено совершенно. Во-первых, важно понять, какими будут их задачи. Это вооруженный контингент с целями, определенными международным сообществом, у которого может быть иное видение ситуации, нежели у Украины. Во-вторых, сам конфликт является исключительно внутриукраинским. Хоть в нем и присутствует Россия, но опосредованно.

4. Продолжение АТО неминуемо приведет к росту жертв среди мирного населения. Есть шансы избежать смертей?

Конечно, и военные об этом знают. Есть масса способов спрятать гражданских. Но нужно им об этом прямо сообщить: нужно прятаться в бомбоубежища. Кроме того, у армии есть средства для того, чтобы проверить и разобраться, где люди мирные, а где нет. За все время АТО еще ни разу не применялся комплекс ночного видения. Им могут пользоваться, например, экипажи самолетов. Но военные специалисты, которые знают, как использовать это оборудование, сидят по домам: они на подписке о неразглашении, их данных даже нет в военкоматах.

5. Какие основные ошибки руководства АТО привели к нынешнему накалу на востоке?

Самая главная в том, что изначально не была перекрыта граница с Россией в момент, когда эта возможность еще была. Туда до сих пор ходят поезда, летают самолеты, хоть этого быть не должно. Во-вторых, тянут с введением в зоне АТО военного положения. И, наконец, в городах на востоке не вводится комендантский час.

6. Почему так медленно происходят закупки для армии? Военные спят на гнилых матрацах, им не подвозят даже воду.

Кто закупил бронежилеты, которые простреливаются насквозь, нужно разбираться. Армия коррумпирована. А на самом деле у военных не так все плохо, как показывают наши СМИ. Да вы хоть представляете, какие сроки получали бы журналисты, показывающие такое, при КГБ? Вообще, война в прямом эфире имеет свои особенности. Нужно было изначально спланировать работу штаба АТО с журналистами, чтобы враг не получал оперативные сводки от украинской прессы.

7. Когда возможно завершить АТО?

С нынешними темпами к мирному процессу приступим не менее чем через год. Государство утратило основу, которая держит на себе систему управления сложнейшей армией. Нет даже представления, как это делается. Если бы хотели реального решения проблемы, нужно было бы собирать специалистов. Военных, не «паркетных», а кадровых офицеров. Но все те, кто принимает решение, думают, что они знают больше и лучше. Они наделены властью, они и принимают решения. Другие точки зрения им не нужны.