Текст: Александр Сибирцев

Бездействие силовиков, политический хаос и уличная анархия всевозможных полувоенных формирований в Украине вызвали стихийное образование частных мини-армий. Их сколачивают те, кто может себе позволить содержание десятков личных бойцов: политики различной ориентации, крупные предприниматели, уголовные авторитеты, а также авантюристы, которые рассчитывают выгодно «продать» наемников для «грязной работы» в рейдерских и провокационных операциях

Одни командиры личных армий официально заявляют о том, что их формирования предназначены для обеспечения правопорядка и защиты страны в случае оккупации Украины Россией, другие предпочитают скрывать создание частных охранных гвардий. К слову, вполне официально об организации личного батальона для защиты Родины заявил недавно в соцсетях нардеп Олег Ляшко. Интересно, что формировать личные гвардии начали по всей Украине, однако наибольший спрос на бойцов отмечается в центре страны и юго-восточных регионах, в которых за последние недели имели место массовые беспорядки.

— Сейчас с просьбами «подогнать» пару-другую десятков бойцов покрепче обращаются достаточно часто — один-два раза в неделю. Недавний пример: позвонили заказчики, с которыми я давно знаком, и попросили сколотить целую армию. Им срочно нужны для крупного банкира 30 парней помоложе — от 19 до 30 лет и 10–20 мужиков от 35 до 50 лет. Желательно бывших ментов и военных. Мусора и вояки необходимы для охраны загородного дома банкира. Таким бойцам заказчик платит по $800 в месяц. Главное, чтобы мужики были не из пугливых, знали, как обращаться со стволами, и не «менжевались» при виде хулиганов с палками, — рассказывает содержание недавнего разговора с вербовщиками «бойцов» одесский тренер по рукопашному бою Сергей.

Рукопашник работает в качестве поставщика безработных бойцов достаточно давно — со времен Оранжевой революции 2004 года. Тогда он впервые выгодно продал вербовщикам для «поезда дружбы», направлявшегося на киевский Майдан с задачей силового разгона, почти сотню своих бойцов. Однако бойцы из Одессы тогда так и не доехали до Майдана — Янукович развернул поезда с силовой поддержкой из Одессы и Донецка еще на железнодорожном вокзале.

— Вербовщики формируют отряд для крупного одесского предпринимателя — он боится рейдерского захвата своего бизнеса и покушения на недвижимость в разных районах города. После Майдана ему уже пообещали бывшие партнеры по бизнесу, что приедут к нему и «кинут предъяву». Причем заверили, что они уже договорились с боевыми структурами Майдана об «экспроприации» бывшего компаньона, кинувшего их в банковском предприятии, — усмехается тренер по рукопашке.

— Парни помоложе нужны для формирования личного батальона «отбойщиков». Особых боевых умений или спортивных достижений для «отбойщиков» не требуется. Главное, чтобы у них были стальные яйца. Задачи у «отбойщиков» самые простые — умение действовать в группе, не пугаться милиции, не сбегать с поля боя и выполнять любые, даже самые безумные приказы хозяина, например избить того, на кого покажет командир, покрошить-поджечь машину, запугать. Поэтому в бригадах «отбойщиков» востребованы настоящие отморозки. Часто нанимаю даже сидевших парней — они готовы за пару копеек на самую грязную работу. «Отбойщикам» пообещали по $600 в месяц в «мирное время». Если будут принимать участие в реальных операциях, банкир заплатит по $1 000. Режим работы — сутки через двое. Одни сутки пацаны должны сидеть с битами в специальном доме рядом с домом банкира. По тревоге им необходимо выехать на нескольких микроавтобусах в любое место. Вторые сутки они отдыхают, а третьи — тренируются в спортзале банкира. Кроме бит, есть и стволы — официально зарегистрированные банкиром карабины «Сайга», травматы и охотничьи ружья. То есть, если будет стрельба, пацаны должны быть готовы и к такой переделке, — перечисляет условия найма бойцов Сергей. По его словам, за последний месяц он передал в руки вербовщиков около 150 желающих стать бойцами личных армий.

Между тем, по мнению нашего источника из столичного СБУ, наибольшее количество частных военизированных мини-формирований зафиксировано в Харькове, Луганске, Донецке и Одессе. Общее количество в каждой области — от 5 до 10 частных отрядов численностью от 50 до нескольких сотен человек.

— Пока мы просто следим за процессом сколачивания таких отрядов и документируем для открытия уголовных производств. Пророссийские формирования начинаем ликвидировать — «закрываем» их полевых командиров и задерживаем рядовых бойцов. Однако это лишь капля в море. Множество частных армий создают далекие от политики крупные предприниматели. И маскируют их под «телохранителей», охранников недвижимости и бизнеса и всяческих общественных организаций патриотической направленности. Начальство на этот процесс смотрит сквозь пальцы и команды на профилактику и ликвидацию не дает — слишком богатые и влиятельные бизнесмены стоят за такими формированиями. Однако самые опасные из частных армий — те, которые формируют уголовники. У нас есть информация, что в Одессе и Харькове местные криминальные авторитеты начали организовывать личные отряды. Они их маскируют под самооборону и даже стараются легализовать и официально вооружить. Цели таких армий — мародерство и грабежи населения, банков и бизнесменов в момент массовых беспорядков, — утверждает офицер СБУ. Интересно, что силовик уверен: многие частные формирования создаются по заказу крупных политиков для диверсий и провокаций. И до поры до времени такие «эскадроны смерти» держат в секрете, финансируя и подготавливая их для действий в недалеком будущем.

— Почти везде на черном рынке взлетели до небес цены на оружие. За АК просят до $1 700, а за пистолеты Макарова — $1 200. Недавно в Киеве ушла в частные руки целая партия стволов — 10 автоматов и почти 20 пистолетов. Из Приднестровья пытаются провезти в разобранном виде стволы, многие склады на Украине разворованы, но информацию об этом в ведомствах стараются скрыть. Все это оружие уходит в том числе и в частные армии. Формируются также отряды из диверсантов, которые нацелены на серьезные дела. Зарплата в этих отрядах — от $2 тысяч в месяц. Иногда вербовщики приезжают прямо к воротам украинских зон и, не отходя от порога, вербуют «откинувшихся» из-за решетки. Деваться бывшим арестантам некуда — со справкой их нигде не берут. А тут добрые дяденьки предлагают баснословные деньги и «непыльную» работенку. В Луганске один из местных авторитетов сколотил уже бригаду титушек, которую продает по сходной цене — от $10 тысяч в день — в другие регионы. Бригада состоит из 40 бойцов, ранее отбывавших сроки. Люди выезжают в различные регионы по заказу. Задачи простые — покрошить людей на демонстрациях или изобразить «беспредел» под видом местной сотни самообороны, — признался правоохранитель.

Коллега одесского тренера по рукопашному бою — тренер из Харькова Юрий — утверждает, что за последние недели спрос на наемников увеличился: «Наибольший спрос, действительно, на бывалых уличных бойцов. Особо в цене сейчас титушки, которые принимали участие в киевских событиях. Это ребята, уже побывавшие в переделках и почувствовавшие вкус крови. Один мой заказчик из числа чиновников специально попросил меня подобрать ему именно таких бойцов. Он предпочитает, чтобы его охраняли опытные пацаны, а не дутые качки из спортзалов.

Между тем в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью МВД Украины на вопрос о создании частных армий ограничились предупреждением о незаконности таких формирований.

— Такого рода действия подпадают под 260-ю статью Уголовного кодекса. Максимальный срок лишения свободы по этой статье — 15 лет, — уточнила пресс-офицер ГУБОП МВД Украины Ирина Лемешева.

При этом в МВД заявляли, что те отряды, которые не намерены сдавать оружие, будут объявлены вне закона уже на этой неделе. Неофициально источники в украинской милиции говорят, что команда на «ликвидацию» частных армий поступила лишь недавно.

— В целом в Киеве и вокруг него численность незаконных вооруженных формирований достигает 10 тысяч человек. И их ликвидация уже вопрос политический — пока они выгодны влиятельным лицам в правительстве, чтобы решать различные свои вопросы, — признался «Репортеру» один из сотрудников управления по борьбе с организованной преступностью.